Дальнобойщик

trucker-and-his-wife

Свадьба прошла на ура. Что еще надо для счастья? Игорь любил свою девушку уже пять лет. Ухаживал за ней красиво: цветы, конфеты, вино, украшения – все для нее. Не зря был папа известным бизнесменом. И Игорю не надо было учиться, надрываться, да и не хотел он этого. Мечта его была – стать дальнобойщиком. Вот и добился своего, а машину папа и так купил, черного цвета Ладу Калину,  номер ему купил, чтобы ГАИ не тормозили лишний раз. Было все, даже квартира, не простая, двухкомнатная в центре города.

После шумной свадьбы Игорь предложил Ольге сразу же завести ребенка. Первое время она все больше отнекивалась. Частые рейсы Игоря ее не радовали, а через полгода Оля поняла, что беременна. Игорь в это время был в очередном рейсе. Позвонив ему, она сообщила долгожданную для него новость.

– Привет, родной, хочешь новость?
– Родная, я за рулем, давай скорее.
– Ты станешь папой!

Резко нажав на тормоза, Игорь чуть не улетел в кювет. От радости телефонная трубка вылетела из рук. Он долго сидел и смотрел в одну точку.

– Ну, блин, – думал он про себя и, перезвонив, только и сказал:
– Спасибо тебе, малыш!

Никому не понять, что такое быть сутками за баранкой, случается всякое, на дорогах существует преступный мир. Игорю приходилось нелегко, в 25 лет у него уже был седой волос, а в 26 лет он стал папой, родилась дочь. Оля ждала его с рейсов, растила малышку. Боже, как она была похожа на Олю, для Игоря это было самым большим счастьем. Крошке исполнилось 6 месяцев, когда Игорь отправился в очередной длительный рейс на целый месяц. Стояло жаркое лето, но Ольгу лето не радовало. Проводив мужа, она сказала:

– Я люблю тебя!

И, поцеловав в губы, ушла в комнату к дочке. Она не хотела показывать свои слезы, ей было больно расставаться с любимым человеком, она скучала, много думала. Через день она взяла машину и решила поехать в гости к его родителям. Малышку усадила в детское кресло, а сама за руль. Перед этим позвонила Игорю и предупредила о своих планах. На перекрестке от проливного дождя шоссе стало скользким, машину стало заносить, но Ольга продолжала ехать на той же скорости. Навстречу ехала фура, и машину занесло под фуру.

Оля и малышка погибли на месте. Нужно было как-то сообщить Игорю о трагедии, в этот момент он был в полутора тысячах километрах от дома. В любом случае он не успевал на похороны жены и дочери, да и груз нужно было доставить в срок, он вез его в Московскую область. Игорь был в пути, когда зазвонил мобильник. Ему и в голову не пришло остановить машину, когда он ответил на звонок. На том конце линии был отец.

– Ну, здравствуй сын.
– Привет, па! Чего хотел, я в дороге, говори скорее.
– Мужайся.
– Что случилось?
– Оли и Лизы нет… Связь прервалась, в трубке больше ничего не было кроме тишины.

Игорь бросил руль, и на повороте фуру стало заносить в кювет. Руками он закрыл лицо, из глаз брызнули слезы, но что-то вдруг остановило его, нога сама нажала на педаль тормоза. Для Игоря жизнь будто остановилась. Перед глазами пронеслись моменты, когда он был со своими любимыми женой и дочкой: улыбки, последнее расставание. В шоковом состоянии Игорь находился не менее получаса. Взяв дрожащей рукой мобильный телефон, набрал отца, чтобы поговорить.

– Па, ты?
– Да.
– Что с ними?
– Не по телефону, ты не успеешь на похороны.
– Но что случилось? – дрожащим голосом шептал Игорь.
– Они погибли. Автокатастрофа.

Из глаз снова лились слезы. Рука непроизвольно бросила мобильный телефон, будто током ударило. Игорь вылез из фуры и закричал что было мочи. Его крик был пронизан болью, горечью, тоской и страданием. Проезжавшие мимо машины, останавливались. Он выполнил запланированный рейс и вернулся в пустую квартиру, в которую ехал с глупой надеждой, что дома его встретят жена и дочка. Вдруг это была глупая шутка? Он зашел в квартиру, где не было ничего, пустота. Лег на диван, стал думать, думать, чего-то ждать. Ждать. Вдруг они сейчас зайдут и с радостью накинуться ему на шею? Но, увы, этого не произошло ни через час, ни через два, ни через сутки. Я их больше не увижу? – думал он, – но как, почему?

Он решил поехать на кладбище. Отец не обманул: две могилки были, как одно целое, рядом друг с дружкой. Дочка была бы жива, если бы не ошибка и спешка. Жена забыла пристегнуть Лизу к детскому креслу, и девочка при ударе вылетела в переднее стекло. Не выдержав волнения, Игорь поехал к отцу.

– Привет!
– Привет. Выпить?
– Нет. Мне деньги нужны.
– Сколько?
– На машину.
– Не надо, Игорь! Ты у нас один.

Игорь перебил отца:

– Па, ты меня неправильно понял, я не могу долго находиться в пустой квартире, дай мне денег на машину, я буду любоваться природой, а деньги постепенно отдам, не переживай.

– Хорошо. Подожди немного.

Отец встал с кресла и направился в свой кабинет. Он жил в шикарном коттедже, который мечтал подарить сыну, но сын отказался. Сыну больше нравилось жить в обычной квартире, чтобы не выделяться среди других. Когда родилась Лиза, отец решил подарить этот коттедж ей, но, увы, не судьба. Через несколько минут отец вернулся с конвертом в руке, протянув руку сыну, сказал:

– Без отдачи, это от меня, от души.
– Спасибо, пап, – взяв деньги, Игорь обнял отца и ушел.

Как только Игорь зашел за ворота коттеджа, вновь потекли слезы, но он уже направился в автомагазин, чтобы купить УАЗ Патриот. Оформив все необходимые документы, он сел за руль и несколько дней непрерывно катался вокруг города, останавливаясь лишь для заправки. Домой приходил только ночью, да и то ненадолго. Совсем не спалось, он сидел у окна и смотрел на темное звездное небо, на луну, часто выезжал на природу, чтобы полюбоваться речкой. Дни шли своим чередом, Игорь тратил все деньги на бензин и на бутерброды. Аппетита совсем не было, хотелось куда-то ехать и ехать, подальше от людей. Так незаметно пролетел почти год.

Вскоре Игоря вызвали в очередной длительный рейс. Все остальные дальнобойщики не соглашались на такой большой срок, поэтому оставался он один. Игорь сам про себя говорил, – никому не нужный, богом забытый человек. После смерти жены и дочки Игорь не видел смысла жить, поэтому все пустил на самотек. Вызвали его в рейс в феврале, в месяце метелей и вьюг, когда сложностей на дороге больше чем когда-либо. Игорь согласился, а напарник не поехал, испугался. В пути по радио гоняли песню, которую он напевал любимой: Бумер – «Не плачь». Игорю самому часто приходилось смахивать грязной ладонью слезы со щек. В глазах мутнело и казалось, что вот-вот позвонит Оля.

Дорогу почти замело, было сложно ориентироваться, где дорога, а где уже обочина, и вдруг он словно услышал детский голос, который звал его папой. Фура резко затормозила и остановилась, дальше ехать он уже не смог. От бессилия Игорь упал на руль и заснул. Проспал несколько часов, а проснувшись, понял, что не может завести машину. Выяснив причину поломки, Игорь понял, что без посторонней помощи никуда не уедет, заклинило задний мост. Как назло, мобильная связь не работала, а проезжавшие мимо машины по сравнению с фурой были простыми «букашками», которые ничем в его беде помочь не могли.

Бросить груз посреди дороги Игорь не мог, но и мост починить без посторонней помощи не получалось. Ждать помощи пришлось долго, Игорь заработал сильное переохлаждение, ангину, воспаление легких и что-то еще. Много мудреных названий перечислял доктор, пока Игоря с сорокаградусной температурой везли на скорой помощи в ближайшую больницу. Во сне он видел любимую жену и дочку, с которыми бегал по летней поляне. Он играл с ними то ли в догонялки, то ли в прятки. Они были счастливы до тех пор, пока Игоря словно кто-то не позвал откуда-то издалека. Прищурив глаза, он увидел рядом с собой поседевших отца и мать. Они сидели рядом, мама промакивала глаза платком и периодически всхлипывала.

Игорь хотел открыть глаза полностью, но словно какая-то злая сила закрыла их навсегда. Он видел свое безжизненное, беспомощно лежащее тело на кровати, вокруг суетились люди в белых халатах, мама рыдала на плече у отца. Теперь он понял, что не зря согласился на этот рейс. Мама с папой провожали его в последний путь. Скоро он поедет к своей дочери и жене.